И СНОВА ЯНЬ И ИНЬ, И СНОВА АНЕКДОТЫ

      Если кто не читал мои предыдущие отчеты или подзабыл их содержание, напомню, что Янь и Инь – это палочки от Black Hole.  Первая – маховая SPARTA POLE, брутальное и по дизайну, и по характеристикам пятиметровое удилище. Вторая – гламурная ультралайтовая «тросточка». И вот эти противоположности я на последних рыбалках ухитрялся совмещать в соответствии с принципом «землю попашем, попишем стихи».
      На последней рыбалке я начал с поплавочки. С раннего утреца покайфовал от вываживания красивой рыбы. Спарта легко справлялась с подъемом без подсака в лодку и семисотграммового карася, и полукилограммового линя.  По ходу этого процесса не обошлось без очередного рыбацкого анекдота, который я назвал «Жадность фраера сгубила». Поклевка, подсечка – и я поднимаю трехсотграммового карасика. Но он, вот гад, делает кульбит и плюхается обратно в воду. Но этого мало. Он забрал с собой мой любимый и единственных синенький крючочек! Выразившись не вполне литературно, я привязал новый и продолжил процесс. Минут через пять случилась похожая поклевка, и я на сей раз благополучно вытаскиваю, как мне показалось, карася-близнеца. Беру его в руки, и что же я вижу? В верхней губе торчат два крючка. Один, на который он попался, а второй – мой любимый, синенький! О, радость, о, микроскопическое, но счастье!)))  
     Получив удовольствие от тихой рыбалки, я решил перейти к буйной. Почему буйной? Поймете чуть позже.
       Вы уже поняли, я взял в руки Инь, невесомую палочку PINK TROUT (0.5-5 гр., 182 см.)  Прицепил двухдюймовый желто-голубой слаг «Книжал» от Red Machine и начал ультралайтовать, а точнее, ультракайфовать, от многочисленных окуневых поклевок, от борьбы с матросами-средневесами с помощью нежнейшей и чувствительнейшей снасти. И докайфовался. Хапнула щучья мамка и поперла так, что мне стало страшно за Инь. Благо, я успел отпустить фрикцион. Мою «Иночку» спасло и то, что, размотав полшпули, щука ушла в заросли тростника и там слегка угомонилась. Что делать? Не знаю, как бы поступили вы, а я разделся, как синхронист, изящно и красиво, с спинном в руке спрыгнул с лодки, и, как вьетнамский партизан, полез в джунгли. Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Минут десять я изображал водяного, но зубастую все-таки добыл. Помогло то, что она влезла головой в тину и в этом наморднике вела себя спокойно. На анекдот сей эпизод вряд ли тянет, но почему ультракайф оказался буйным, думаю понятно. 

05/09/2018